3. Реформы 60-70-х годов XIX в. в Российской империи и особенности их проведения на белорусских землях.

Феодальные отношения препятствовали развитию капитализма и, в то же время, уже исчерпали все ресурсы для своего собственного развития. Крестьяне уже не могли обеспечить нормальные условия для самопроизводства, выполнять повинности в пользу государства и своих владельцев. Значительная часть помещичьих хозяйств испытывала кризисные явления, была нерентабельной. Стремление повысить доходность путем усиления феодальной эксплуатации крестьянства наталкивалось на их сопротивление. В империи сложилась грозящая социальным взрывом ситуация, на которую в западных губерниях государства накладывались острые национальные и религиозные противоречия.

В начале 1857 г. был создан Секретный комитет по обсуждению мер по устройству быта помещичьих крестьян, работа которого тормозилась приверженцами крепостничества. Инициаторы реформ решили обеспечить себе общественную поддержку. Через виленского генерал-губернатора В.И. Назимова была инициирована в сентябре 1857 г. подача помещиками Виленской, Гродненской и Ковенской губерний императору Александру II адресов, где выражалась готовность освободить своих крестьян, но без земли.

Инициатива была одобрена верховной властью. 20 ноября 1857 г. Александр II издал рескрипт, в котором объявлялось о подготовке крестьянской реформы. В нем предусматривалось личное освобождение крестьян, и предоставление им земельного надела. Таким образом, правительство шло на более значительные уступки крепостным крестьянам по сравнению с предложенными помещиками. В губерниях специально созданные дворянские комитеты занялись составлением проектов “Об устройстве быта местных помещичьих крестьян”, которые направлялись в Главный комитет по крестьянскому делу (бывший Секретный), где обобщались и редактировались. Большинство помещиков Беларуси высказалось за личное освобождение крестьян при сохранении своих прав на землю.

19 февраля 1861 г. Александр II подписал Манифест и “Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости". В Манифесте реформа объявлялась актом величайшей справедливости и добровольным самопожертвованием благородного дворянства. В “Положениях” излагались руководящие принципы реформы и конкретный план реформирования. Объявлялась личная и хозяйственная свобода крестьян: их нельзя было продавать, дарить, они получали свободу вступать в брак, вести судебные дела, беспрепятственно заниматься хозяйственной деятельностью. Помещики сохраняли полное право собственности на землю, но часть ее должны были предоставить для крестьянского пользования, а за это крестьяне обязывались выполнять барщинные или оброчные повинности. Такой переходный период (временнообязанные отношения) действовал до выкупа земли крестьянами (не ранее, чем через 9 лет), после этого крестьяне превращались в собственников. Двухгодичный срок отводился на составление “уставных грамот” – документов, определяющих взаимоотношения между помещиками и крестьянами в каждом имении. Учреждались специальные институты (мировые посредники, съезды мировых посредников и т.д.) для урегулирования спорных моментов между помещиками и крестьянами.

Учитывая традиционно сложившиеся системы крестьянского землепользования (общинное и подворное), на Беларуси были применены два “Положения”: одно для Витебской и Могилевской, другое для Виленской, Гродненской и Минской губерний.

В Витебской и Могилевской губерниях размеры предоставляемых крестьянам наделов составляли: высший – от 4 до 5,5 десятин, низший – 1 /З высшего. Теоретически предусматривалось, что крестьяне должны были получить то количество земли, которым они пользовались до реформы. Если размер надела превышал высшую норму, то помещик имел право “отрезать излишек” в свою пользу (отрезки). Сохранялась круговая порука, что гарантировало помещикам исправное выполнение крестьянами повинностей в пользу помещиков.

В Виленской, Гродненской и Минской губерниях в крестьянское пользование передавалась та земля, которой они пользовались до 1861 г. согласно инвентарям. В том случае, если у крестьян земли было больше, чем указано в инвентаре, или у помещика оставалось менее 1 /З части удобных для земледелия земель, последний получал право отрезать в свою пользу 1/6 крестьянской земли. Повинности устанавливались на уровне инвентарных норм и выполнялись индивидуально.

Земля оставалась крестьянской собственностью в результате выкупа. Выкупная сумма определялась таким образом, чтобы помещики получали ежегодный доход, равный размерам прежнего годового оброка. Выкуп являлся фактически не только выкупом земли, но и выкупом личности крестьянина. У абсолютного большинства крестьян не было средств на выкуп земли, и посредником выступало государство: предоставляло крестьянину ссуду – 80% выкупной суммы сроком на 49 лет, а 20% платил сам крестьянин.

Реформа обманула ожидания крестьян, которые различными способами выражали свое возмущение. В течение 1861 г. отмечено 379 крестьянских выступлений, в 125 случаях для их усмирения использовалась вооруженная сила. Крестьяне отказывались подписывать уставные грамоты, вы­полнять повинности. Пик крестьянского недовольства приходится на первую половину 1861 г.

Реформа способствовала более быстрому развитию капиталистических отношений. Вместе с тем реформа не устранила все феодальные институты, среди которых важнейшим являлось помещичье землевладение. Выбранный путь реформирования на тот момент, видимо, был единственным приемлемым для государства, но определил крайне медленный и болезненный путь развития капитализма в белорусской деревне.

В 60–80-е гг. XIX в. были разрешены проблемы землевладения государственных крестьян и других немногочисленных категорий сельского населения, но не бывших крепостных.

Отмена крепостного права, буржуазное развитие страны обусловили необходимость проведения ряда реформ: земской (1864 г.), судебной (1864 г.), городского самоуправления (1870 г.), военной (1874 г.), а также некоторых преобразований в области финансов, цензуры, просвещения. В Беларуси эти реформы были проведены позже и со значительными изменениями по сравнению с общероссийскими нормами из-за напряженного положения в связи с восстанием 1863 г., необходимостью борьбы с польским влиянием.

С 1862 г. началось осуществление военной реформы. Страна была поделена на военные округа, значительно сократился срок военной службы. В начале 1874 г. была введена всеобщая воинская повинность для мужчин, достигших 20-летнего возраста. Срок службы в сухопутных войсках устанавливался 6 лет, на флоте – 7 лет. Срок службы для лиц, имевших образование, значительно сокращался (например, с высшим образованием – до 6 месяцев, со средним образованием – до 1,5 года и т.д.). Военные реформы 60-х-70-х гг. имели прогрессивное значение. Они ускоряли ломку сословного слоя, льготы по службе в армии оказывались также дополнительным стимулом для распростра­нения народного образования. Вместе с тем офицерский состав по-прежнему пополнялся дворянской молодежью.

Земская реформа 1864 г. была распространена на территорию Беларуси только в 1911 г. и коснулась Витебской, Минской и Могилевской губерний. Правительство опасалось усиления польского влияния в земских выборных органах. Это стало причиной отсутствия земств в Виленской и Гродненской губерниях, где значительным был удельный вес католического населения. В целом, земства сыграли значительную роль в развитии системы школьного образования, медицинского и ветеринарного обслуживания и т.д.

Судебная реформа в Беларуси начала проводиться с 1872 г. Запаздывание по срокам введения реформы объясняется стремлением властей без помех разобраться с участниками восстания 1863 г. В основу судебной реформы были положены принципы буржуазного права: бессословность суда, состязательность сторон, гласность судопроизводства и независимость судей. Вводился институт присяжных заседателей, решение которых признавалось окончательным. В судебном разбирательстве участвовали на равных прокурор и присяжные поверенные. Создавалась стройная система судебных учреждений: окружные суды, судебные палаты, Сенат. Для разбора незначительных правонарушений существовали мировые судьи, избиравшиеся на собраниях земских и городских гласных. В Беларуси реформа началась с введения мировых судов. При отсутствии здесь земских учреждений судьи назначались министром юстиции из числа помещиков лояльных правительству, т.е. Беларусь была лишена одной из основных черт реформы – выборности судей. Высшие судебные инстанции в Беларуси учреждаются с 1882 г., тогда же появляются институты присяжных заседателей и поверенных. Судебная система сохранила и пережитки крепостничества: наряду с общесословными судами продолжали действовать крестьянские волостные суды, духовенство в ряде случаев судилось в особом порядке и т.д. Деятельность некоторых мировых судей вызывала недовольство властей, и в 1889 г. был введен институт земских начальников. Судебная реформа являлась одной из наиболее прогрессивных, но уже с 1866 г. передовые элементы ее начали упразднять.

Школьная реформа проводилась согласно “Положению о начальных народных училищах” и “Уставу гимназий и прогимназий 1864 г.”, которые исходили из принципа всесословного образования. Сословное ограничение отменялось и при поступлении в высшие учебные заведения. Однако контингент учащихся в средней и высшей школе регулировался высокой оплатой за обучение. Значительно расширялась сеть начальных школ, что создавало возможности получения образования достаточно широкому кругу крестьянских детей.

Для Беларуси важными элементами деятельности правительственных органов в сфере образования являлось закрытие в 1864 г. единственного высшего учебного заведения – Горы-Горецкого земледельческого института, искусственное сдерживание развития среднего образования, одновременно значительное увеличение количества начальных школ, открытие ряда учительских семинарий, где занималась сельская молодежь.

Цензурная реформа 1864 г. ограничивала произвол властей в области издательского дела. Отменялась предварительная цензура для книг большого объема (10 печатных листов и более 20 – для переводных изданий). Издатели и редакторы привлекались к ответственности только по суду. В то же время массовые издания, предназначенные для широких слоев населения, подлежали предварительной цензуре, такая же практика сохранялась и в отношении провинциальной периодической печати. Государственная власть сохранила за собой право накладывать штрафы, приостанавливать или даже закрывать издания, которые занимали неугодную позицию. В таких условиях периодическая печать Беларуси еще долгое время сводилась к немногочисленным официозным изданиям.

Реформа городского самоуправления на территории Беларуси была проведена 1875 г. В отличие от дореформенных сословных городских учреждений, где преобладали дворяне, почетные граждане и купцы, новый закон объявлял самоуправление бессословным. Избирательным правом пользовались все плательщики городских налогов. Однако принятая система выборов городских гласных автоматически обеспечивала большинство представителям крупного капитала. От выборов в городские думы полностью отстранялось большинство городского населения, не имевшее необходимый имущественный ценз: рабочие, ремесленники, домашняя прислуга и т.д. В 1892 г. утверждено новое положение, предусматривавшее усиление государственного контроля за деятельностью городских органов управления, повышение имущественного ценза. От выборов фактически устранялось еврейское население, составлявшее в Беларуси большую часть городского населения.

Буржуазное направление реформ 60–70-х гг. в Беларуси было более ограниченным, чем в Центральной России. С целью русификации здесь был фактически установлен режим исключительных законов. Это, прежде всего ограничительные меры правительства в области землевладения и землепользования, приняты во время, и после подавления восстания 1863 г. и направленные преимущественно против католиков, евреев и иностранных подданных. Они привели к относительному понижению ценности земли, препятствовали ее свободной купле-продаже, способствовали сохранению дворянского землевладения в белорусских губерниях.

По закону 5 марта 1864 г. “лицам польского происхождения" и евреям в западных и юго-западных губерниях было запрещено покупать казенные и частные земельные владения, проданные за долги. Им не разрешалось также приобретать, принимать в залог, управление, аренду земли, купленные на льготных условиях. При покупке продаваемых на общих основаниях частных земельных владений указанные в законе лица не имели права пользоваться льготами и ссудами. Такое право имели при приобретении конфискованных и продаваемых с торгов имений участников восстания помещики и чиновники из внутренних губерний России, а также лица православного вероисповедания из местных крупных аграриев и представителей бюрократии. Проводилась целенаправленная политика по сокращению землевладения помещиков-католиков и введению русского, преимущественно крупного, землевладения. Согласно закону от 10 июля 1864 г. и постановлению от 5 августа 1864 г. евреи черты оседлости вообще были лишены права приобретать земли. Законом от 10 декабря 1865 г. “лицам польского происхождения” также было запрещено получать в собственность имения. Исключение составляли имения, передававшиеся по наследству. В мае 1882 г. правительство запретило евреям в пределах черты оседлости селиться вне городов и местечек, арендовать, принимать в залог и управление недвижимое имущество. В 1887 г. запрет на покупку земли вне городов Беларуси (за исключением Могилевской губернии) был распространен на иностранных подданных. Данные меры были направлены на устранение конкуренции местным помещикам со стороны еврейской буржуазии и иностранцев, предотвращение упадка и разложения поместного дворянства, на сохранение крупного землевладения – социальной базы самодержавия. Ограничительные законы в отношении расселения еврейского населения привели также к искусственному сосредоточению его в городах и местечках Беларуси, преобладанию евреев среди городского пролетариата и торгово-промышленного населения, сказывались на уровне концентрации предприятий и деформировали структуру промышленной и торговой буржуазии, пролетариата, препятствовали их консолидации как социальных групп. Они обострили аграрную перенаселенность в Беларуси.

После подавления восстания 1863 г. правительство вернулось к политике приписки к податным сословиям безземельной и неоседлой шляхты, проявившей активность в национально-освободительном движении. В новых правилах 1864 г. были затруднены пути подтверждения шляхтой своего дворянского достоинства, что вызвало некоторое сокращение численности высшего сословия. В белорусских губерниях приостанавливалась деятельность дворянских собраний – сословных выборных органов. Введены были ограничения при поступлении католиков в высшие учебные заведения.

Контингент чиновников в Беларуси второй половины XIX в. формировался в основном за счет присылавшихся из внутренних губерний России государственных служащих, им на льготных условиях продавались казен­ные и конфискованные имения. Так, в 1866-1873 гг. в Виленской, Минской и Гродненской губерниях таким способом 300 чиновников купили 329 земельных владений общей площадью 146,3 тыс. десятин.

Росту аграрного перенаселения в белорусской деревне содействовало ограничение переселения крестьян на свободные земли, которое проводилось с целью сохранения дешевых рабочих рук и укрепления “русского элемента” в белорусских губерниях за счет православного крестьянства. На это был направлен закон 13 июля 1889 г. и несколько смягчивший его циркуляр 2 июля 1894 г.

4. Социально-экономические преобразования в Беларуси в нач. ХХ в.

В экономическом развитии Беларуси после кризиса и депрессии начала XX в. обозначился новый промышленный подъем, который продолжался до начала первой мировой войны. Темпы развития промышленности Беларуси в то время были выше, чем в целом по Российской империи. Среднегодовой прирост промышленного производства составил 13,9%. Опережающими темпами развивалась крупная фабрично-заводская промышленность. Однако в Беларуси по-прежнему сохранился высокий удельный вес мелкого производства. По объему оно увеличилось на 43%, по количеству предприятий – на 25,4%. В 1913 г. мелкокапиталистическое и кустарно-ремесленное производство давали 53,5% валовой продукции промышленности, в то время как по всей Российской империи –31,4%. Уровень промышленного развития Беларуси был ниже, чем в целом по стране. В 1913 г. в Беларуси на душу населения приходилось почти в два раза меньше промышленной продукции, чем в России.

Отраслевая структура промышленности Беларуси оставалась почти такой же, как и в прежний период. Наиболее высокие темпы развития наблюдались в деревообрабатывающем производстве. Быстро развивались картонно-бумажная, спичечная, пищевая, строительных материалов отрасли промышленности.

В годы экономического подъема увеличилась доля акционерного капитала. В 1900 г. в Беларуси насчитывалось 4 акционерных общества, в 1913 г. – 20; им принадлежало 34 крупных предприятия. Объем их валовой продукции за эти годы вырос в 52,2 раза. Создание акционерных предприятий содействовало росту концентрации промышленного производства. В 1913 г. на предприятиях с количеством 500 и более человек трудилось 18,8% наемных работников. Однако это Меньше, чем по России в целом (56,5%). Наиболее крупными предприятиями накануне первой мировой войны были Витебская льнопрядильная фабрика “Двина” (более 1820 рабочих). Гродненская табачная фабрика (1420 рабочих), Главные механические мастерские Либаво-Роменской (Гомель, 1520 рабочих) и Полесской (Пинск, 1200 рабочих) железных дорог и т.д. Для Беларуси в целом было характерно преобладающее размещение фабрично-заводской промышленности в сельской местности – ближе к источникам сырья и более дешевой рабочей силе. Удельный вес таких предприятий увеличился в 1900-1913 гг. с 65,7 до 68%, а рабочих на них – с 45,4 до 51,4%.

В начале XX в. более отчетливо проявилась специализация сельского хозяйства Беларуси на производстве молока, молочных продуктов и мяса. В связи с этим в 1901-1913 гг. площадь травосеяния увеличилась в 2 раза. За это же время валовой сбор картофеля вырос на 37,6%. Существенно возросла техническая вооруженность помещичьих и части зажиточных крестьянских хозяйств. Довольно распространено было использование молотилок, веялок, сеялок и др. Значительно ускорился процесс разложения феодальной и формирования буржуазной земельной собственности, что нашло проявление в сокращении дво­рянского землевладения. На 1 января 1914 г. в банках было заложено 2/3 помещичьих земель. Абсолютное большинство проданных земель переходило в собственность зажиточных людей.

После революции 1905–1907 гг. царское правительство стремилось нейтрализовать оппозиционное движение. С 1907 по 1910 гг. было закрыто более 40 профсоюзов. Много участников революционных событий оказалось в тюрьмах. Только в 1908 г. через Минскую тюрьму прошло более 24 тысяч человек. Были запрещены многие просветительные товарищества и кружки.

Однако царское правительство понимало, что только насильственными методами страну не успокоить. Значительная часть государственных деятелей осознавала необходимость реформ. Борьба крестьян за землю ускорила проведение аграрной реформы. Главным идеологом и организатором преобразований в аграрном секторе выступил премьер-министр П. Столыпин. Провозглашенная царским указом от 9 ноября 1906 г. реформа крестьянского надельного землевладения предусматривала ликвидацию общины, переход земли в личную собственность, переселение части крестьян в Сибирь и на Дальний Восток. В политическом плане эта реформа позволяла расслоить деревню, ускорить образование зажиточного слоя крестьян, который мог бы стать опорой самодержавия.

Каждому крестьянину разрешалось выйти из общины и закрепить в личную собственность свой земельный надел. Разрешалось также требовать выделения земли на одном участке-отрубе, перенеся на который дом, он мог бы создать свой хутор. Для проведения реформы создавались губернские и уездные землеустроительные комиссии. С 14 июня 1910 г. землеустроительные комиссии получили право принудительно выделять крестьянам землю на одном участке. Для переселенцев выделялись средства на проезд, краткосрочные кредиты и безвозмездные денежные субсидии, формировались специальные поезда, готовились пункты приема и распределения переселяющихся, нарезались участки земли. За восемь лет (1907 – 1914 гг.) из Беларуси переселилось в Сибирь 335366 человек. За этот период 36544 человека вернулось назад.

Реформа затронула фактически только Могилевскую и Витебскую губернии, где общинное земледелие составляло соответственно 79,2 и 44,6% от всех крестьянских земель. До 1916 г. в этих губерниях из общины вышло 63% крестьян. Получив землю в частную собственность, многие крестьяне-бедняки продавали ее. В пяти западных губерниях в 1907–1914 гг. 40830 крестьян продали надельную землю. За 9 лет столыпинской аграрной политики было образовано свыше 129 тыс. хуторов и отрубов, что составляло 12% крестьянских хозяйств. Им принадлежало 10,8% всех земель, находившихся в собственности крестьян.

Столыпинская аграрная реформа в целом содействовала подъему сельского хозяйства. С 1907 по 1913 гг. посевные площади в Беларуси увеличились на 11%, поголовье крупного рогатого скота выросло на 10%, поголовье свиней – почти на 10%. Реформа способствовала также повышению товарности сельскохозяйственного производства. Накануне первой мировой войны в Россию и за границу ежегодно вывозились около 2 млн. пудов льноволокна, 395 тыс. пудов молочных продуктов, 550 тыс. пудов мяса, 50 тыс. голов свиней, 11,5 тыс. голов крупного рогатого скота.

Аграрная реформа содействовала также подъему промышленности. Среднегодовой прирост в промышленности составил 13,9%. Несмотря на высокий удельный вес мелкотоварного производства, ускоренно развивалось крупное фабрично-заводское. Валовая промышленная продукция в 1913 г. превысила уровень 1908 г. на 67,5%. В годы экономического подъема увеличилась доля акционерного капитала. Объем валовой продукции акционерных обществ вырос в 1900–1913 гг. в 52,2 раза. Шел рост концентрации промышленного производства. В 1913 г. на предприятиях с числом рабочих 500 и более человек трудилось 18,8% наемных рабочих.

В марте 1911 г. по инициативе П.А. Столыпина было решено ввести земства в Витебской, Могилевской и Минской губерниях. Выборы проводились по национальным куриям. Ставка делалась на зажиточных крестьян, которых относили к русским. Земства не вводились в Гродненской и Виленской губерниях, поскольку власти опасались, что здесь органы земского самоуправления попадут под влияние польского и католического дворянства. Земства провели в Беларуси значительную работу по развитию местной промышленности и сельского хозяйства, открытию школ, больниц и др.

После революции 1905-1907 гг. начинается период политической реакции. Правительство перешло к более жестким формам управления. Предприниматели получили право применять локауты в связи с забастовками рабочих. Летом 1907 г. были проведены аресты лидеров и активистов революционно-демократических партий. Великодержавный шовинизм был возведен в ранг государственной политики. Принятый 3 июня 1907 г. избирательный закон должен был обеспечить победу в Думе правительственных партий. По нему увеличивалось представительство от помещиков до 51%. Однако в белорусских губерниях царизм не дал преимущества помещикам, их квота была ограничена 48,5%. Вместе с тем в Беларуси сохранилось большее, чем в Европейской России в целом, представительство от крестьян (29,5% выборщиков). Это было сделано с целью ослабления позиции польского дворянства. Черносотенцы и октябристы при поддержке местных властей и православной церкви на выборах в III и IV Государственные думы получили в белорусских губерниях абсолютное большинство мест. Их органы печати (“Виленский вестник”, “Mинское слово”, “Крестьянин” и др.), развернули шовинистическую агитацию, направленную против поляков, евреев, а также белорусского национального движения, газеты “Наша нiва”.

Местные организации левых партий в ходе наступления реакции летом и осенью 1907 г. были разгромлены или очень ослаблены. Многие местные организации конституционно-демократической партии распались. Платформу кадетов поддерживала созданная в 1907 г. Краевая партия Литвы и Беларуси. Она добивалась упразднения дискриминационных законов в отношении поляков и католиков. Однако, как и русские шовинисты, идеологи партии отрицали существование белорусского этноса, выступали против белорусского национального движения. В целом в Беларуси либеральное движение не имело такого распространения, как в центральных российских губерниях. Причина этому в слабости социальной базы в Беларуси для развертывания либерального движения, что проявилось в малочисленности политически активной интеллигенции, ее недостаточной консолидации, отсутствии либеральной профессуры и т.д.

В условиях наступившей политической реакции изменились масштабы и характер рабочего движения. Резко сократилось количество выступлений, стачек. Рабочее движение приобрело оборонительный характер, выдвигались преимущественно экономические требования. В 1907-1910 гг. стачки прошли в 43 населенных пунктах Беларуси. В них приняло участие 21,6 тыс. рабочих, что в 21 раз меньше, чем в период революции. Признаки оживления рабочего движения появились в 1911 г., подъем его отмечен в 1913–1914 гг. В забастовках 1913 г. участвовало 8,8 тыс. человек, из них 1/3 бастовала по политическим мотивам.

В крестьянском движении в годы реакции также наблюдался спад, но не такой резкий, как в рабочем. В 1908 г. произошло 132 крестьянские выступления, в 1910-1914 гг. – 563. Особенное распространение получили поджоги помещичьих и казенных имений и имущества. Кроме того, относительно широко были распространены выступления крестьян-бедняков против зажиточной части деревни.


Последнее изменение: Вторник, 20 Март 2018, 14:30