3. Политическая и правовая система ВКЛ.

Великий князь.

Правителем государства был великий князь, или, как его называли в актах с XV в., – господарь. Власть велікого князя в пределах его государства (за исключением зависимых княжеств, и ли областей)

княжеств, или областей) первоначально ничем не ограничива­лась и он являлся единственным источником права. Однако уже в XV в. она ограничивается шляхетскими привилегиями, а в даль­нейшим И магнатско-шляхетскими политическими органами. В итоге государственной унии с Польским королевством утвержда­ется принцип выборности монарха, который так же был своеоб­разным инструментом ограничения его власти.

До XIV в. правительственную деятельность осуществлял толь­ко сам велик и й князь. Со временем потребности великокняже­ского двора, проблемы внутренней и внешней политики обусло­вили создание специальных должностей и органов центрального руководства. Еще при Витовте появились господарский и зем­ский маршалак, писарь, кухмистр, канцлер, подчаший, подскарбий, затем новые должности по образцу польских и немецких королевских дворов вводили Свидригайло и Казимир Ягелончик. В конце XV в. были введены должности гетмана наивысшего, хо-ружего, мечника, подстолия, казначея. Получивший назначение, как правило, владел должностью пожизненно и оставлял ее толь­ко при переходе па другую (обычно более высокую). Многие пра­вительственные функции сосредотачивались в одних руках. Но практически до самой Люблинской унии правительственные по­сты не были самостоятельными институтами, а занимавшие их люди исполняли поручения великого князя и его рады. Государ­ственными институтами они стали только в 60-х гг. XVI в., когда начали реализовывать постановления вального сойма.

В землях-областях после ликвидации удельной системы цент­ральную власть представляли первоначально наместники, а впос­ледствии воеводы и старосты. В их компетенции было решение судебно-административных и военных вопросов, а также конт­роль за хозяйством областей. Представители местной админист­рации не получали за выполнение своих функций денежного обес­печения, а содержались за счет региона, которым управляли, «се­дели на кормлении».

Паны-рада. Первым шагом к ограничению власти великого кня­зя стало формирование княжеской рады. Как круг приближенных к правителю советников она была явлением общеевропейского ха­рактера и у восточных славян существовала с эпохи Киевской Руси. Институт советников, игравших определенную политическую роль, был и у первых литовских князей. Миндовг и Гсдемин важные политические вопросы обсуждали в кругу ближайшей аристокра­тии. Витовт изменил состав советников и окружил себя новыми людьми – боярами, помогавшими добывать ему власть. Своим обще­ственным положением они обязаны были лично Витовту.

До середины XV в. состав рады не был конкретно определен, как и ее компетенция. Положение изменилось, когда боярство Витовта превратилось в крупную земельную аристократию и, используя свой общественно-политический вес, стало требовать от монарха юриди­ческого закрепления своего доминирующего положения. Уже акты Городельской унии (1413) дали великокняжеской раде широкие политические права и поставили князя в зависимость от панов и бояр. Следующим шагом стало признание весомой государственной роли «княжат и нанят» привилесм 1447 г., в котором Казимир Яге­лончик подтвердил право паны-рады избирать нового монарха пос­ле его смерти. Судебник 1468 г. Казимир утвердил «с князьми и с паны-радою нашою Великого князства Литовского». В эти же деся­тилетия по причине частых отъездов великого князя в Польшу рада начала выполнять функции верховной власти. Она осуществляла дипломатические отношения, управляла вооруженными силами, ре­гулировала конфликты, раздавала земли служилым людям. В конце XV – середине XVI в. четко оформляется состав рады. Постоянно в заседаниях рады участвовали католические епископы: виленский, луцкий, жемойтский, киевский; виленские, трокскис, жемойтскис, киевские, полоцкие, новогородские, витебские, подляшские, луцкие воеводы и каштеляны, а также представители государственной и двор­цовой администрации каттер, нодканцлер, гетман, маршалки зем­ский и дворный, подскарбий. Из общего состава этого органа выде­лялась передняя, или старшая рада – более узкий круг, которая про­водила закрытые заседания и обсуждала наиболее важные государ­ственные вопросы. В нее входили пять панов, сидевших при общих заседаниях на первой скамье: виленские епископ, воевода и каштелян, трокскис воевода и каштелян. Необходимость присутствия дру­гих лиц решал монарх. В период с 1492 до 1569 г. основные государ­ственные должности занимали представители десяти самых богатых родов: Радзивилов, Гаштольдов, Острожских, Гольшанских, Зборож-ских, Хадксвичей, Глебовичей, Кишек, Кезгайл, Заберезснских. В ру­ках этой магнатсрии концентрировалась экономическая, а с оформ­лением паны-рады и политическая власть.

Полное юридическое закрепление роли паны-рады как госу­дарственного органа зафиксировали привилеи Александра Кази-мировича от 1492 г. и Жигимонта Старого от 1506 г.

В начале XVI в. более конкретно определились полномочия рады. Она ведала дипломатическими отношениями государства, обороной и финансовыми вопросами, контролировала раздачу земель и должностей, выполняла ряд судебных функций. Раде пре-надлежало право выбора нового монарха.

Политический вес паны-рады начал уменьшаться с середины XVI в., когда оформился новый орган высшей власти - шлехстский сойм.

Великий сойм. Институт сословно-представительных органов был типичным для Европы высокого и позднего средневековья. В Англии с 1265 г. существовал парламент, в Испании с конца XIII в. -кортэсы, во Франции с 1302 г. - генеральные штаты, в Швеции с 1435 г. - риксдаг, в XV в. появляется рейхстаг в Германии, сейм в Польше.

Общегосударственный сойм ВКЛ ведет свое происхождение от территориальных сословных съездов. Свои местные собрания, происхождение которых принято связывать с вечем, существова­ли во всех землях-областях. Участие в этих соймах (земских сой-миках) принимали первоначально представители самых разных социальных групп - шляхта, бояре, мещане. На областных сойми-ках распределялись государственные налоги, военные повиннос­ти, назначались кандидаты па местные административные долж­ности, рассматривались судебные дела, несколько позже выбира­лись делегаты на общегосударственные съезды. Постепенно из органа широкого представительства соймики трансформировались в олигархический институт. Уже в первой трети XVI в. земские соймики были собраниями исключительно местной шляхты.

В конце XV в. на основе областных соймиков возникает обще­государственный сойм Великого княжества Литовского. Как и в других странах Европы, важнейшим фактором его появления было дарование шляхте таких привилегий, после которых каждая новая повинность требовала ее согласия. В результате монарх вынужден был согласовывать нововведения не только с магнатерией (паны-радой), но и с представителями местной шляхты. Принципадьным отличием сойма от веча или господарской рады было шляхетское представительство. На вальном (так по терминологии того време­ни назывались общегосударственные собрания) сойме присут­ствовали не только представители политической элиты страны, но и средняя и мелкая шляхта.

Уже Казимир Ягайлович приглашал для рассмотрения самых важных вопросов не только паны-раду, но и широкий круг шляхты из различных регионов своей державы. Так же поступили паны-рада, когда возникла необходимость выбора нового монарха. В 1492 г. на виленский сойм они созвали как аристократию, так и землевла­дельцев со всех земель, которые не занимали государственных должностей. Поэтому Виленский съезд 1492 г., на котором Вели­ким князем был выбран Александр, можно считать первым насто­ящим вальным соймом. Постоянно же созываться они начали во время княжения Жигимонта Старого.

Первоначально в компетенцию вального сойма входили во­просы внутренней жизни и выборы нового монарха. Участие шлях­ты сводилось к утверждению принятых паны-радой решений. Од­нако постепенно шляхта добивалась все большего влияния.

Возрастание военной опасности со стороны Московского кня­жества и Крымского ханства с конца XV в. вынуждало великого князя и его раду в центр внимания соймов ставить проблемы организации обороны. В начале XVI в. обсуждению военных вопро­сов были посвящены практически все соймы. Так, на сойме 1510 г. обсуждалась организация обороны страны, в 1514 г. принималось решение о продолжении войны с Москвой, в 1515 г. определялись налоги па эту войну, в 1516 г. назначалась мобилизация посполитого рушенья и сбор экстраординарных налогов (серебщины), в 1522 г. вырабатывались вопросы примирения с Москвой.

Основная тяжесть обороны государства ложилась на плечи мел­ких и средних землевладельцев, поэтому, чтобы согласованно вво­дить новые налоги, новые нормы земской службы, господарь вынуж­ден был созывать на соймы всю шляхту. Во время войны отъезд шляхты из войска на сойм мог обернуться тяжелыми последствия­ми. Поэтому в 1512 г. была принята норма представительства упол­номоченных послов - по два шляхтича от земли или повета. При этом личное присутствие других не запрещалось. Аристократия же приглашалась поименно. Все приглашенные на сойм вместе с по­слами от шляхты объединялись на сойме в «рыцарский круг», тогда как паны-рада создавали свой собственный круг. Окончательно фун­кции и состав сойма определились во второй половине XVI в., в результате государственных реформ в преддверии Люблинской унии.

Бальный сойм закончил формирование системы органов вер­ховной власти в государстве. В отличие от сословно-представи­тельных органов Швеции, Норвегии и Чехии, в работе которых участвовали крестьяне и мещане, сойм Великого княжества Ли­товского был органом исключительно шлехетского представитель­ства. Создание вального сойма означало ограничение власти мо­нарха сословиями, но шляхта противостояла в сойме не столько монарху, сколько магнатской олигархии, которая по-прежнему доминировала в государстве.

Кодификация права. Первым опытом введения общегосудар­ственного письменного права в ВКЛ стал Судебник великого князя Казимира. Он состоял из 25 статей о наказаниях за уголовные пре­ступления. Сборник был введен Казимиром Ягайловичем после согласования с паны-радой в 1468 г. Его нормы генетически вос­ходили как к «Русской правде», так и к местному (белорусскому и литовскому) обычному праву.

Параллельно с принятым судебником в областях-землях кня­жества по-прежнему использовали локальные судебные нормы. Однако консолидация государства требовала общей правовой системы для всех регионов и сословий. Особенным стимулом для разработки нового кодекса стала необходимость укрепления государствснной самостоятельности Великого княжества на фоне постоянного стремления Польского королевства к унии.

Впервые идея общегосударственного статута прозвучала в при-ВНЛОС Александра Казимировича Волынской земле: «Вси земли наши одного права держати мают и одним правом сужены будут подле статуту». Конкретная работа над статутом началась после Виленского сойма 1514 г., через восемь лет проект кодекса был представлен па рассмотрение сойма. После доработак и редакти­рования (непосредственно над текстом работали великокняже­ские секретари и писари Иван Горностай, Михаил Копоть, Иван Сапега, а также родные паны) Статут был утвержден Виленским соймам в 1528/29 г. К сожалению, он не был напечатан. В поста­новлении от 1522 г. великий князь Жигимонт Старый обещал на­печатать Статут, но обещание осталось не выполненным в связи с закрытием в 1525 г. виленской типографии Франциска Скорины.

Ста гут 1529 г. состоял из 282 статей, систематизированных в 13 разделов. Во введении было подчеркнуто, что издавался он «прела­том, князем, паном, шляхте и всему посполству и их подданым, а тубылцом земль Великого князства нашого Лгтовского которого бы колвек стадла и стану были», что означало распространение его пра­вовой силы на всех жителей Великого княжества (за исключением мещан, которые руководствовались в основном нормами магдебург-ского права). Основными источниками Статута были обычное бело­русское, украинское и литовское право, переработанные нормы «Русской правды», иривилеи великого князя, а также некоторые нормы римского, элементы польского, чешского и немецкого права.

В области права Статут выводил ВКЛ на одно из передовых мест в Европе. Адаптация античных и средневековых европей­ских образцов права свидетельствовала о высоком уровне право­вой культуры в Великом княжестве Литовском. В соседних стра­нах свои образцы общегосударственных сводов законов раньше были приняты только в Чехии (1500) и Венгрии (1514).

Статут Великого княжества Литовского является не только выдающимся произведением юридической мысли, но и важней­шим памятником старобелорусского языка. Его словарный запас включает юридическую терминологию, созданную на основе бе­лорусских и украинских диалектов или заимствованную из ла­тинского, польского, немецкого языков.

Дальнейшее развитие нормотворчества было тесно связано с борьбой шляхты за политическую власть в стране. Традиционно на землях Литвы и Беларуси политическая и экономическая жизнь контролировалась узким кругом магнатерии, собственников ог­ромных латифундий и держателей основных государственных дол­жностей. Иначе было в соседней Польше, там уже к началу XVI в. шляхта добилась равноправия с магнатерией в политических и судебных вопросах. Достижения польского рыцарства стали при­мером для шляхты ВКЛ. Получив политический опыт благодаря участию в работе соймов, она с 1540-х гг. начинает борьбу за свои нрава. Просьбы шляхты к великому князю постепенно складыва­ются в программу преобразований, в которой кроме социальных выдвигались и политические требования перераспределения вла­сти в пользу всего «политического народа».

Сойм Великого княжества формально уже имел законодатель­ные функции, однако представлял собой скорее расширенный со­став паны-рады, ибо согласно Статуту главная роль в нем принадле­жала панам. Поэтому принципиальным требованием шляхты ста­ло обязательное участие своих послов в законотворчестве, для чего необходимо было доработать Статут. Впервые просьба шляхты о «паправс Статута» прозвучала на Брестском сойме 1544 г. Жигимонт Старый признал просьбу справедливой и распорядился создать комиссию, которая вынесла бы свои предложения по изменению Статута на следующем сойме. Однако работа долго не начиналась. В 1551 г. па Вилснском сойме рыцарский круг сново просил, «абы Статут права посполитого земского был поправлен а выдруко-ван». Для этой работы была создана специальная комиссия из 10 человек - поровну «яко з латинского, так и греческого закону».

Основной задачей «паправы Статута» было закрепление равного правового статуса за всем шляхетским сословием. Но когда во время работы комиссии началась Ливонская война, которая в свою оче­редь на порядок дня поставила вопрос о государственной унии с Польшей, авторы нового Статута позаботились о том, чтобы под­вести законодательную базу под суверенитет своего государства. Вто­рой Статут укреплял политически-правовую субъектность Велико­го княжества, декларировал принцип его территориальной целост­ности и обязывал монарха возвращать утраченные земли. Прерога­тива введения и изменения законов передавалась только вальному сойму. На Виленском сойме 1565/66 г. работа над Статутом была полностью завершена. Привилссм от 1 марта 1566 г. Жигимонт Ав­густ ввел ею в действие. Новый Статут закрепил успехи шляхетской борьбы против неограниченной власти олигархов. В нем утверди­лась идея шляхетского «народа» и принципы сословно-представи-тельной государственности. Статут внес коренные перемены в по­литическую жизнь государства. Основным властным институтом стал двухпалатный сойм, в котором представители местной шляхты име­ли такой же важный для принятия законов голос, как и паны.

Last modified: Tuesday, 20 March 2018, 2:30 PM