4. Оформление белорусской национальной идеи.

Сущность национальной идеи заключается в осмыслении бытия этноса, исторического наследия, его национальной идентичности, идей существования, в особенностях национального характера, геополитического положения.

В то время, когда Варшава теряла мощь государственного влияния на Беларусь, а Пе тербург такую мощь в отношениях к ней еще только набирал, в сред е бел о рус с к о й знати укреплялись настроения и чувство патриотизма, который можно назвать «местным».

Важным проявлением такого патриотизма было восхищение фольклором, языком , обычаями и традициями простого народа. Стремление к их серьезно му изучению лежал о в основе деятельности и творчества писателей, этнографов, ф о лькл о р и стов Я . Борщевского , В . Дунина-Марцинкевича, В. Сырокомли , Я . Чачота , А . Киркора , П . Шпилевского и пр. Со временем многие сторонники, искатели народной песни переходили к самостоятельному творчеству, используя народные сюжеты, стиль и язык. Современная наука рассматривает обращение к фольклорному наследию как важный шаг на пути утверждения национального самосознания, понимания своего исторического облика, места в мире.

На этой фазе «культурного накопления» , «золотого времени» лексикографов , грамматиков, филологов и литераторов белорусский язык стал главным эле ментом национальной идентичности, а национальная идея основывалась прежде всего на утверждениях о древности, первозданности этнической культуры, на стремлении спроецировать существующие этнокультурные границы как можно поглубже в прошлое, идентифицировать предков со знаменитыми народами, хорошо известными по старинным письменным и фольклорным источникам.

При этом выходцы из католической среды, ополяченной знати Беларуси в той или другой степени влияла польская национальная идея: будущее белорусского народа они связывали с возрождением Речи Посполитой в границах 1772 г .

Накануне и во время восстания 1863-1864 гг. белорусское национальное движение благодаря К . Калиновскому и его единомышленникам, поднялось на качественно новый уровень – в нем зародился политический компонент, идея государственной самостоятельности Беларуси, которая рассматривалась с учетом общих исторических корней, в единстве с государственной самостоятельностью Литвы.

В 1891 г . Ф . Богушевич в предисловии к сборнику «Дудка белорусская» сформулировал белорусскую национальную идею, которая основывалась на исторической традиции ВКЛ и осмысления белорусского языка как определяющего индикатора белорусской нации (Беларусь находиться там, «где наш язык живет») .

На переломе ХІХ - ХХ вв. в г. Минске по инициативе гимназистов братьев И. и А. Луцкевичей образовался просветительский кружок с целью изучения Беларуси и разработки белорусского национального вопроса. Тесную связь с им поддерживал писатель К. Каганец (Казимир Костровицкий), который изредка публиковал свои фольклорные обработки в минской и виленской русскоязычной периодике. Писатель прославлял в их эпоху ВКЛ, когда белорусский язык « процвитал при дворе королей польских», писал про забытых легендарных героев, что определились в борьбе за свободу Родины. Писатель стремился таким образом возродить историческую память, национальное достоинство и сознательность белорусов.

Во второй половине 50- х гг. XIX ст . во время общественного пробуждения в Российской империи наблюдалась дальнейшее развитие белорусского национально-культурног о движения среди интеллигенции Вильно, Минска, Витебска (кружки А . Киркора , В . Дунина-Марцинкевича). Белорусский национальный вопрос в связи с польским, литовским, украинским изучали на собраниях землячеств и кружков революционной молодежи из числа уроженцев западных губерний , которые занимались в разных учебных учреждениях Петербурга.

Подавление восстания 1863-1864 гг. и массовые репрессии в отношениях к его участников, жестокий режим исключительных законов надолго задержали развитие национального движения. На границе 70-80- х гг. в высших учреждениях Петербурга и других городов образовались кружки студентов-белорусов революционно-демократического, либерального направлений.

В 1881–1884 гг. белорусы-народовольцы издали несколько призывов и брошюр, а также два номера журнала «Гомон» (Белорусское социально-революционное обозрение), Руководителями кружка, который издал первый номер «Гомона» были выпускники Витебской гимназии А. Марченко, Н. Ратнер (издатели второго номера до этого времени остаются неизвестными). Общим для всех этих изданий является признание существования самобытного белорусского народа как «отдельной ветви славянского племен», стремление авторов к сближения с им и служения его интересам, протест против русификации и полонизации белорусов. Но задачи национального движения они формулировала по-разному: одни – с либерально-народнических, просветительских, вторые с революционно-демократичных позиций.

В рукописях белорусских народовольцев впервые не только провозглашалось, но и теоретически обосновывалось существование отдельного белорусского народа. При этом они ссылались на природно-географические, социально-экономические и этнографические особенности Беларуси, общую историческую судьбу и отдельный язык белорусов, осознание ими своей внутренней органической связи - с одной стороны, и различия от соседних народов – со второй. «Все эти особенности Беларуси, -отмечалось в рукописи, – дают (ей) права на автономную федеративную самостоятельность в семье других народностей России». Путь к реализации этого права авторы видели в совместной революционной борьбе с партией «Народной воли» с общим врагом – царским самодержавием. Авторы статей опровергали утверждение о забитости и инертности белорусского народа, который будто бы не мог понять и отстаивать свои интересы, в том числе необходимость создания в будущем национального государства.

Зимой 1902–1903 гг. на основе национально-куль турных кружков белорусской молодежи Минска, Вильно, Петербурга была учреждена Белорусская социалистическое громада (И. и А . Луцкевичи, А . Пашкевич, А . Бурбис , В . Ивановский и др.). Легальным органам БСГ стала газета «Наша доля», которая начала печататься в Вильно с сентября 1906 г . кириллицей и латиницей (одно издание предназначалась для белорусов пра вославных , второе – для католиков, но была запрещена властями в январе 1907 г . В ноябре 1906 г . БСГ начала выдавать вторую газету – «Наша нива», которая почти десятилетие (1915 г.) являлась политическим и культурным центром нациотворческого процесса. На страницах «Нашей нивы» печатались произведения Я . Купалы, Я . Колоса, М . Богдановича , А . Гаруна , В . Ластовского, исследования Е . Романова, Я . Карского , М . Никифоровского и др.

В «Нашей ниве» много внимания придавалась теоретическому обоснованию права белорусского народа на сохранение и развитие своего языка и национальной культуры. В газете показывалась, что историческое признание каждого народа заключается в развития своей национальной культуры, которая тем больше ценная для всего человечества, чем глубже она выявляет национальные особенности, то, что определяет специфическое видение, восприятие, осмысление и художественное отображение народам окружающего мира. Ассимиляция, уничтожение национальных особенностей белорусов, как доказывала « Наша нива», наносить огромный, неисправимый вред не только белорусской , славянской, но и мировой культуре.

Официальной политике раскола белорусского народа по вероисповеданию на «русских» и «поляков», ассимиляторской деятельности российских и польских националистических группировок «Наша нива» противопоставляла пропаганду национальной сознательности и идеи единства всех белорусов – и православных, и католиков . Это была главная цель газеты. Она настойчиво требовала введения в школу, церковь и костел Беларуси белорусского языка, перехода их на белорусские национальные позиции. Исходные принципы «Нашей нивы» по национально-религиозным вопросам сформулировал А . Луцкевич (Навина). «Католическую веру, – писал он, – народ наш называет польской, православную – российской. И пока костел и церковь ни сделаются в Беларуси белорусскими, народ наш всегда будет делиться на две части... Это разделение согласно религии делает среди нас то, что при величайшем развитии нашего языка сплошной единственной национальной жизни в нашем народе быть не может, пока наш язык не добудет себе надлежащих прав в церкви и костеле».

На рубеже ХІХ ХХ вв. белорусская национальная идея конкурировала с концепциями западнорусизма и краёвости , каждая из которых создала свою иерархию идентичностей и ценностей.

Суть западнорусизма (М.О. Коялович, Г.Я. Киприанович, П.Д. Брянцев, С.В. Шолкович, А.И. Миловидов) можно определить следующими словами М . Кояловича : «Русский народ складывается из трех племен : великорусов , малоросов и белорусов. Это – факт русской жизни; давно он существует, и, безусловно, будет существовать и дальше, пока в России будет простой народ... Все мы, русские интелегентные люди, обучались разговаривать и разговариваем одним и тем же литературным русским языком... Бессмысленно было бы нам делиться на племенные группы. А тем более проводить этот раздел в народ». Сущностным эле ментом этой концепции являлась также уверенность в том, что политическая независимость Беларуси – это вредная утопия».

Для западнорусизма характерно:

1) признание белорусских земель русской террито­рией в соответствии с историческими, политическими и религиозно-этническими критериями;

2) жесткое и последовательное ограничение польского социально-эко­номического доминирования и религиозно-культурной экспансии;

3) утверждение русского национального самосознания в крестьянской среде как необходимое условие сохранения края в составе Российской империи;

4) усиление позиций Русской Православной Церкви в качестве гаранта сохранения и развития вероисповедной и этнокультурной идентичности православных белорусов;

5) приоритетное внимание к проблемам координирования религиозной, образовательной, этнокультурной и социально-экономической поли­тики в интересах низших социальных слоев – крестьянства.

Значительная часть представителей польской общественности на белорусских землях главную цель своей деятельности связывали не с Польшей, а с родным краем. Они и получили название «краёвцы».

К краёвцам мы можем отнести тех представителей польской общественности, которые в своей политической и культурной деятельности выступали с позиций края и руководствовались национально-культурными, религиозными, экономическими и историческими особенностями как самого края, так и собственного существования. Вот что, например, писал в 1905 г. Р. Скирмунт: «Кроме тех, кто всеми силами стремится, как к родной матери, к Польскому королевству и единици, которые делают ставку на Россию, среди шляхты есть группа людей, сердцем и душой отданных сваей Родине – Литве и Руси».

Направления краёвого движения:

1) консервативное (И. Корвин-Милевский, Э. Войнилович, С. Ванькович) – выступало против введения белорусского языка в римско-католическое богослужение, существования белорусской культуры. Представители направления (Л. Василевский) полагали, что на Беларуси и Литве развертывается борьба между цивилизационным Западом и варварским Востоком. И именно польская культура являестя носителем цивилизации.

2) либеральное (Г. Врублевский, Л. Абрамович, М. Ромер) – выступало за союз с белорусским народам, путем распространения польской культуры среди белорусов.

В конце 1912 г . в изданиях « К ur іег Кга jowy » и « Вечерняя газета», которые находились под контролем братьев А . и И. Луцкевичей , В . Ластовского и пр.), была сформулирована идея политической нации, появление которой связано также с феноменом так называемой краёвости . Основным постулатом краевой идеологии было утверждение, что все коренные народы белорусско-литовского края образовывают единственную нацию, к которой принадлежит каждый, кто ощущает себя гражданином страны, независимо от социального происхождения и культурной ориентации. Первыми с пропагандой краевых взглядов выступили Р . Скирмунт, К . Скирмунт, М . Ромер и пр. Как утверждает А . Смоленчук, руководители белорусского движения (братья А . и И. Луцкевичи и В . Ластовски ) не только приняли эту идею, но и активно пропаган дировали. А . Луцкевич надеялся, что популяризация идеи политической нации на польском и русском языке поспособствует присоединению к белору с скому движению как русифицированных, так и полонизированных белорусов.

Таким образом , нация (от лат. n ation – народ) – это историческое сообщество людей, которое характеризуется устойчивыми экономическими и территориальными связями, общностью языка, культуры, характера, быта, традиций, самосознания. Нации возникают на базе феодальных народностей в период становления капиталистического способа производства. Решающую роль в преобразовании народности в нацию отыгрывают капиталистические эко номические связи, формирование внутреннего рынка. Реформа 1861 г ., освободив крестьян от крепостной зависимости, создала условия для капиталистической перестройки помещичьих и крестьян ских хозяйств. Рабочая сила стола товарам, расширились возможности ее миграции.

Научные исследования, проведенные в период нахождения белорусских земель в составе Российской империи убеждали в отличительности белорусов, которые, наконец, приобрели в конце XIX в. собственное самоназвание. Экономическое благоприятство­вание и некоторая либерализация в области национальной поли­тики позволили белорусам утвердить себя в культурной сфере.

В к. XIX – нач. ХХ столет и я в ходе формирования представлений о белорусской государственности определилось несколько подходов к пониманию исторического прошлого белорусского народа и, соответственно, форм его самоопределения. Эти подходы привели к разделению общественно-политичекого движения на ряд потоков – представителей национально-демократического течения, сторонников западнорусизма и идей краёвости. Названные походы к пониманию истории Беларуси и ее народа оказывали свое воздействие на формирование идеологии белорусской государственности на протяжении всего ХХ столетия. Они и сейчас влияют на ход реальных современных политических процессов в Республике Беларусь, а также на формирование идеологии белорусского государства.

Последнее изменение: Вторник, 20 Март 2018, 14:30