3. Консолидация белорусского этноса.

Существует несколько основных концепций этногенеза бело­русов. Так, согласно «финской» концепции (автор И. Ласков), на­шими предками являлись финно-угорские и славянские племена. «Балтская» концепция (В. Седов, Г. Штыхов) утверждает, что пред­ками белорусов были и балты, и славяне. «Кривичско-дреговичско-радимичская» концепция (С. Карский, М. Довнар-Запольский) называла именно эти племена непосредственными предками бе­лорусов, а «древнерусская» (Б. Греков, Е. Корнейчик, Б. Рыбаков) Считала белорусов составной Частью якобы существовавшей древ­нерусской народности.

Известно, что территорию Беларуси во II тыс. до н.э. действи­тельно населяли племена финно-угров. которых, однако, в раннем железном веке сменили балты. Во времена же Великого переселе­ния народов сюда с юга и запада пришли славянские племена, которые на протяжении V – VIII вв. н.э. ассимилировали местное население и создали первые на белорусских землях раннефео­дальные этнополигические сообщества кривичей, дреговичей и радимичей, В период существования древних белорусских кня­жеств ( IX – XI 11 вв.), происходило активное политическое, куль­турное и экономическое взаимодействие этих сообществ, в том числе и в рамках так называемой Киевской Руси. Вместе с тем среди восточнославянских племен развивались и тенденции, на­правленные на определенное обособление некоторых территорий. По этой причине с середины XIII в. активизировался процесс формирования самобытной белорусской народности.

В основном этногенез белорусов происходил на территории верхнего Поднепровья, среднего Подвинья, верхнего и среднего Понемапья, бассейнов Бута и Припяти. Отметим, что белорусская народность формировалась на землях, превосходящих границы Республики Беларусь. Этногенез белорусов проходил на отдель­ных территориях современной Литвы, Латвии, Польши и России. Кроме того, в этом процессе участвовали не только славяне (кри­вичи, дреговичи, радимичи, северяне, древляне, волыняне), но и балты (литва, ятвяги).

Значительно ускорило консолидацию белорусского этноса об­разование ВКЛ. На протяжении ХШ–Х1 V вв. все белорусские земли вошли в состав этого государства, что содействовало созданию еди­ной этнической территории белорусов, активизировало культурные, экономические и другие связи между различными се частями. Сле­дует сказать, что белорусы в ВКЛ составляли большинство населения. Легкость объединения белорусских земель в составе ВКЛ, кро­ме внешней угрозы и экономических факторов, много в чем объяс­няется и существованием единого этногенетического наследия, а так же общностью исторической судьбы, культуры, языка и рели­гии.

Белорусский язык. Доминирующее этнокультурное положение белорусов в значительной степени обусловило и государствен­ный статус белорусского языка в ВКЛ. Впервые отличительные чер­ты белорусского языка были зафиксированы в документальных ис­точниках XIII в. При этом формирование основных свойственных ему фонетических, грамматических и лексических особенностей продолжалось до XVI в. Именно в это время развились такие осо­бенности языка белорусов, как твердое «р» (кры ў да), «дзеканье» и « ц еканье» (дзец і , ма ці ), фрикативный звук «г» (галава), пристав­ной звук «в» (вул іц а), «аканье» (вада) и др. Обогащали белорус­ский язык и заимствования из других языков: польского, латин­ского, немецкого, церковно-славянского, литовского, тюркского.

В это же время происходило формирование и белорусского литературного языка, который с XIV в. начал вытеснять из офици­ального употребления церковно-славянский. Наиболее ранние письменные памятники ХП1–Х1V вв. на народной основе пред­ставлены главным образом летописями и торговыми договорами Полоцка, Витебска и Смоленска. Государственный статус бело­русского языка определил его широкое использование в офици­альном делопроизводстве. На нем были написаны Статуты ВКЛ 1529, 1566 и 1588 гг., а так же большинство документов в Метрике ВКЛ. Значительное развитие в XVI – первой половине XVII в. получила белорусскоязычная литература светского и религиозного характера. К несчастью, войны сер. XVII – нач. XVIII в. и процессы полонизации привели белорусскую культуру в упадок. Белорус­ский язык все реже использовался в различных областях повсед­невной жизни белорусов, а в 1696 г. официально был утвержден перевод делопроизводства ВКЛ на польский язык.

Религия. Важную функцию в процессе формирования белорус­ской народности играл и конфессиональный фактор. До середины XVI в. подавляющее большинство белорусского населения ВКЛ было православным, что содействовало консолидации этноса («греческой веры» придерживалось 23 княжеских и 42 шляхетских рода). Однако все попытки великих князей литовских создать в государстве авто­кефальную православную церковь провалились. Результатом этого стало увеличение влияния Московского патриархата и постепенное отождествление православной веры как «русской». После Кревской унии 1385 г. в Беларуси значительно возросло влияние католичества, которое распространялось преимущественно в среде шляхты и магнатов. При этом католическая церковь хоть и уступала православ­ной по количеству храмов и монастырей, но благодаря поддержке властей значительно опережала ее по размерам земельных владений и финансовых средств. С середины XVI в. стало расти значение ре­форматорского движения. Так, князь Н. Радивилл Черный считал, что только кальвинизм мог стать новой национальной религией, ко­торая бы преодолела межконфессиональную разобщенность в об­ществе. Однако сильные позиции католичества в Польше и ВКЛ содействовали быстрому расширению Контрреформации в Речи Посполитой и протестантское движение уже в конце XVI в. потеряло поддержку ведущих магнатских родов Беларуси и Литвы.

Одним из средств решения религиозной проблемы в ВКЛ была попытка примирения и объединения двух христианских конфес­сий – православия и католичества. В 1596 г. была заключена Брест­ская церковная уния. Униатская (греко-католическая) церковь подчинялась Римскому Папе, но сохраняла каноны православно­го богослужения и частично использовала белорусский язык во время службы. Несмотря на то, что в XVIII в. большинство белору­сов были униатами, католики, а к ним принадлежала подавляю­щая часть магнатов и шляхты, занимали ведущие позиции в об­ществе. Кроме того, уния не смогла вытеснить с белорусских зе­мель православную церковь, которая опиралась на поддержку России. Так же в ВКЛ существовали крупные еврейские и му­сульманские общины. Конфессиональная неоднородность сдер­живала процесс консолидации белорусской народности.

Этническое самосознание. Очень сложным был процесс формирования этнического са­мосознания. Продолжительный период в Беларуси сохранялись так называемые землячества, («полочанс», «витебляне», «пинчуки»). Жители восточно-белорусских земель называли себя «русинами», а с конца XVI в. – уже и «бслорусцами», «белорусами». Этноним «литвины» был распространен в западной Беларуси. Иногда, в за­висимости от обстоятельств, названия соединялись – «литвины белорусцы». С XVI в. благодаря активизации этносоциальных свя­зей начала происходить консолидация белорусов по общегосу­дарственному принципу, на что указывает распространение об­щегражданского самоназвания «литвин», а так же точное отличие жителей Беларуси от населения Литвы, Польши, Московского го­сударства. Существование различных этнонимов свидетельство­вало о сложных процессах этнической консолидации белорусов и их невыраженном этническом сознании.

Еще одной проблемой, которая в то время существенно влияла на развитие этнического самосознания, было обособленное положе­ние в обществе магнатско-шляхетских кругов. В значительной сте­пени этому содействовало распространение с конца XVI в. в Речи Посполитой идеи о сарматских корнях местной шляхты (сарматы – племена, которые населяли Северное Причерноморье в III ст. до н.э. – IV ст. н.э.). Теория сарматизма создала строгие стереотипы жизни и поведения привилегированного сословия, которые должны были отличать их от простого народа - консерватизм, набожность, госте­приимство, щедрость, жертвенность, мужественность, сентименталь­ность, ношение национальной одежды (кунтуша или жупана, подпо­ясанного широким поясом) и оружия (сабли). Результатом господ­ства такого сарматского мировоззрения стало существование, по сути, отдельного «шляхетского народа» Речи Посполитой, который дис­танцировался от других сословий и, безусловно, сдерживал процесс формирования, в том числе и белорусского этноса.

Last modified: Tuesday, 20 March 2018, 2:30 PM