2. Экономические основания формирования белорусской нации.

В конце XVIII – первой половине XIX ст. начинают складываться экономические предпосылки формирования белорусской нации: процессьі урбанизации , формирование рынка и сети дорог.

Во вт. пол. XIX ст. активизировали процессы этно-культурной консолидации следующие трансформации экономичной жизни:

– создание железнодорожной сети;

– рост торговли (ярмарки – главная форма периодической, транзитной торговли в эпоху феодализма – уступили место характерной для капиталистического хозяйства стационарной торговле – лавочно и магазинной; с 1885 по 1898г. число торговых предприятий увеличилось в 1,7 раза, а их товарооборот в 3 раза);

– расширение рыночных отношений;

– рост численности населения;

– установление более прочных связей между городом и деревней;

– рост численности населения городов (с 1863 по 1896 г. население городов увеличилось в 2 раза, составив 10 % общего количества населения).

Рынок не только объединял экономические усилия отдельных индивидов, но и устанавливал последних перед необходимостью усвоения «высокой» (письменной) культуры на общенациональном языке.

Однако во времена, когда «высокая» белорусскоязычная культура только рождалась, роль языкового интегратора местного общества в значительной степени брал на себя русский или польский язык. Это серьезно деформировало процесс консолидации белорусского этноса в нацию, способствовала ассимиляционным тенденциям.

Важные социальные итоги имело рождение фабрично-заводской промышленности и железнодорожной системы. Осуществлялось формирование пролетариата и буржуазии, в том числе и его элиты – предпринимателей.

Буржуазия – (фр. bourgeoisie) – 1) в Зап. Европе в средние века – жители города, горожане, представители среднего сословия, в противоположность высшим сословиям феодальноо общества (дворянству и духовенству); 2) в капиталистическом обществе – господствующий класс, владеющий средствами производства и существующий за счет эксплуатации наемного труда.

Промышленная буржуазия на территории Беларуси фор­мировалась главным образом из помещиков, которые являлись владельцами части лесопильных, винокурен­ных, мукомольных, стекольных и ряда других предпри­ятий, находившихся в сельской местности.

Класс промышленной буржуазии пополнялся выход­цами из других сословий: купцов, мещан, разбогатев­ших ремесленников, зажиточных крестьян. По данным переписи 1897 г., в пяти губерниях Беларуси к мелкой буржуазии относились 103 тыс. человек, к средней -47 тыс., к крупной - 33 тыс. человек. По национально­му составу класс мелкой буржуазии представляли бело­русы (17 %), русские и поляки (по 10 %), евреи (60 %), другие (около 3 %).

Набирала силу сельская буржуазия. Реформа 1861 г. ускорила развитие капиталистических отношений в сельском хозяйстве (к к. 80-х г. XIX в. в западных белоруских губерн и ях – Минской, Гродненской, Виленской – преобладала капиталистическая система хозяйствования, в восточных – Витебской и Могилевской – смешанная система, т.е. существовали отработки за аренду земли (издольщина от 1/5 до ½ урожая) ). В результате аграрной реформы крестьянский земельный надел составлял в среднем от 3,9 до 5,1 десятин на мужскую душу, а бывших государственных – от 5,5 до 6 дес., в то время как прожиточный минимум мог обеспечить земельный надел не менее 8 дес. на душу населения. Это в свою очередь вынуждало крестьян искать дополнительный источник заработка, что обуславливало втягивание крестьян в рыночные отношения.

На рубеже столетий сельская буржуазия составляла 8 – 10% от общего количества сельских дворов, а это примерно 65,7 тыс. хозяйств. Сельская буржуазия обладала большинством купчих и арендных земель . Столыпинская аграрная реформа, проведенная в нач. ХХ ст. способствовала сокращению дворянского землевладения до 47 %, увеличения доли крестьян и мещан до 18,5 %. Следствием реформы стало социальное расслоение крестьянства: накануне Первой мировой войны беднота составила не менее 68 % дворян, среднее крестьянство – 20 %, кулацкие хозяйства – 12 %.

Пролетариат (лат. p roletarius – принадлежавший к неимущему слою граждан в Древнем Риме ) – в капиталстическом обществе – наемный рабочий, лишенный средств производства; единственным источником его существования является продажа своей рабочей силы собственникам средств производства – капиталистам.

При этом в Беларуси данные социальные слои рекрутировались преимущественно с небелорусской, согласно этнической идентификации, среды и являлись скорее оппонентами, чем участниками процесса формирова ния белорусской нации. Торговая буржуазия была представлена в основном еврейскими купцами: по данным переписи 1897 г. в 5 белорусских губерниях они составляли 84,5 %, 10,7 % были русскими, и только 1,7 % – белорусами.

Класс наемных рабочих формировался из разорив­шихся крестьян, ремесленников, мелких торговцев и по­томственных рабочих. К началу XX в. в Беларуси на­считывалось 178,8 тыс. рабочих, в том числе 33,6 тыс. занятых в фабрично-заводской и 116,3 тыс. в ремеслен­ной и мелкой капиталистической промышленности. В хозяйствах помещиков и зажиточных крестьян были заняты 130 тыс. сельскохозяйственных рабочих. Таким образом, армия наемных работников насчитывала око­ло 430 тыс. человек, или 6,7 % от численности населе­ния. В 90-е гг. в промышленности Беларуси сформиро­вались кадры постоянных рабочих, к началу XX в. они составляли более половины работающих (табл. 9, 10 приложения).

Рабочий класс Беларуси отличался многонациональ­ным составом. Большинство рабочих, занятых на лесо­повале, в строительстве и ремонте шоссейных дорог, же­лезнодорожных магистралей, предприятий в сельской местности, были белорусами. Среди рабочих железнодо­рожных мастерских и депо, паровозных машинистов, телеграфистов значительную часть составляли русские. В мелкой промышленности и ремесленном производстве, в торговле преобладали рабочие еврейской националь­ности. В промышленности Беларуси работали также по­ляки, латыши, литовцы, татары.

В конце XIX в. все население Беларуси по классово­му составу распределялось следующим образом: круп­ная буржуазия, помещики, высшее чиновничество — 147 тыс. человек (2,3 %), зажиточные мелкие собствен­ники - 670 тыс. (10,4 %), беднейшие мелкие хозяева – 1993 тыс. (30,8 %), пролетарии и полупролетарии - 3674 тыс. (56,5 %) человек.

Формирование нового класса предпринимателей осуществлялось под воздействием различных факто ров:

– существование сословных перегородок;

– национально-религиозными различиями;

– политические ограничения.

После восстания 1863 г. правительство Российской империи запретило помещикам-католикам покупать и арендовать землю, а крестьянам католической веры приобретать более 60 дес. на человека. Только аграрный кризис 80-х гг. ХIХ в. ускорил процесс перехода сословного землевладения в бессословное. Аграрный кризис ускорил процесс имущественного расслоения крестьянства. В условиях падения цен на сельскохозяйственные продукты в 80 – 90 гг. XIX ст. моглі выстоять л и шь крупные кулацкие хозяйства. В период с 1877 по 1905 г. группа беднейших крестьян (до 15 дес. земли на крестьянский двор) увеличилась на 10 %, а зажиточных (более 20 дес.) – на 17 %. В к. X IX в. доля хозяйств зажиточных крестьян составляла 10 % от общего числа крестьянских дворов, середняков – 30 %, бедных хозяйств – 60 %. Большая часть крестьян уходила на заработки в другие районы страны: строительство и ремонт железных дорог, промышленные предприятия, сплав леса

После реформы 1861 г. увеличилось количество мелких капиталистических предприятий, на которых было занято от 5 до 16 наемных рабочих. До промышленного подъема 90-х гг. XIX в. они производили половину все промышленной продукции Беларуси. Экономические кризисы 1873–1875 гг. и 1881–1882 г. привели к сокращению мануфактурного производства, ускорению темпов развития фабрично-заводской промышленности и росту ее концентрации. К 90-м гг. XIX в. в Беларуси завершился промышленный переворот. За 40 пореформенных лет объем продукции фабрик и заводов возрос в 37 раз. Как и в других странах, следствие промышленного переворота было формирование двух классов капиталистического общества: буржуазии и наемных рабочих.

Большинство предпринимателей из числа купцов и мещан составляли представители еврейской национальности. Буржуазия, которая вышла из дворян, по этнической принадлежности, являлась русской, польской и только частично белоруской. Сельская буржуазия была в основном из числа белорусов. Она формировалась из потомственной знати и зажиточного крестьянства, была разной по вероисповеданию, территориально разбросанной по деревням и фольварках , ограниченной в своих финансовых возможностях. Потому ее воздействие на социально-экономическую и культурную жизнь края было незначительным. К тому же, в среде помещиков существовал постоянный страх, что усиление белорусского движения, преимущественно социалистической ориентации, может уничтожить их земельную собственность в Беларуси.

Отсутствие государственных, таможенных и даже административных границ между белорусской этнической территорией и соседними регионами имело итогам то, что интеграция общества рынкам осуществлялась в более широких границах. Она скорей размывала, чем выявляла территориальные и социо-культурные характеристики потенциальной белорусской нации.

Таким образом:

1) в к. XVIII – 50-я гг. XIX ст . только создавались экономические условия формирования белорусской нации;

2) во вт. пол. XIX ст . образовалась экономическая основа для становления белорусской нации;

3) в нач. XX ст . народное хозяйство Беларуси было способно соблюсти роль экономической составной части национальной государственности.

Все эти процессы привели к активизации национального движения. Вместе с тем он приобретал более популистский характер, что было вызвано реакцией более низких пластов населения на реалии капиталистических отношений. Белорусское национальное движение приобретало форму лидерства интеллектуалов, которые старались воодушевить силы народа и направить их на поддержку национальной идеи.

Last modified: Tuesday, 20 March 2018, 2:30 PM