Вопрос № 2 Основные измерения стратификации.

Распределение людей по группам, имеющее важное значение для понимания сущности и содержания социальной структуры, не исчерпывает последнюю. Не менее сущест­венно распределение индивидов, их групп и общностей по соци­альным слоям (стратам). Универсальным отличительным при­знаком общества и его структуры является социальное неравенст­во людей.

Дифференциация людей и их групп на социальные страты, характеризующиеся неравенством в области доходов, образова­ния, профессии, участия во властных структурах и т.д., - назы­вается социальной стратификацией.

Социальная стратификация обладает несколькими отличи­тельными признаками. Наиболее существенные из них сводятся к следующему:

Во-первых, в процессе стратификации происходит диффе­ренциация людей в иерархически оформленные группы, т.е. выс­шие и низшие слои, классы, страты общества.

Во-вторых, социальная стратификация разделяет людей не только на высшие (по доходу, образованию, власти и т.п.) и низ­шие слои, но и на привилегированное меньшинство (знать, бога­тые и др.) и ущемленное в каком-либо отношении большинство (мало обеспеченные, не участвующие во властных структурах и т.п.).

В-третьих, социальная стратификация приводит к возникно­вению у низших слоев стремления при возможности перемес­титься в более обеспеченные, привилегированные слои, что по­рождает социальные противоречия, конфликты, потрясения.

Обобщение названных критериев в единую многомерную модель позволяет представить процесс социальной стратификации в качестве многопланового расслоения людей и групп в обществе по признакам владения (или невладения) собственностью, вла­стью, определенному уровню образования и профессиональной подготовки, этническому признаку, половозрастным характери­стикам, социокультурным критериям, политической позиции, за­нимаемыми людьми социальными статусами, выполняемыми ими ролями.

В процессе жизнедеятельности общества социальные страты не остаются раз навсегда данными, неизменными, - они находятся в процессе изменения и развития. Совокупность таких изменений называется социальной мобильностью, т.е. подвижностью социальных слоев и классов. Социальная мобильность - это изме­нение индивидом или группой места в социальной структуре об-щества, перемещение их из одного социального положения в дру­гое. Социальная мобильность может обладать различными призна­ками, из которых наиболее существенными являются пространст­венная характеристика, скорость и плотность протекающих стра­тификационных изменений.

По пространственным характеристикам она подразделяется на горизонтальную и вертикальную.

Горизонтальная мобильность представляет собой переме­щение индивида или группы из одной социальной позиции в дру­гую, расположенную на одном и том же стратификацинном уров­не.

Вертикальный тип мобильно­сти осуществляется тогда, когда индивид или социальная группа перемещается из одного социального пласта в другой, располо­женный в стратификационной иерархии выше или ниже первого. В зависимости от направления такого перемещения существует два типа вертикальной мобильности. Первый из них- восходящая социальная мобильность, т.е. социальный подъем из одного соци­ального слоя в другой, более высокий. Второй тип вертикальной мобильности представляет нисходящая социаль­ная мобильность, т.е. социальный спуск, социальное нисхождение, социальная деградация.

По скорости протекания стратификационных перемещений они подразделяются на медленные и быстрые. Например, один выпускник вуза в течение 5-6 и более лет работает на одном рабо­чем месте и занимает один и тот же социальный статус учителя или инженера, второй через три-четыре года перемещается на бо­лее высокую должность, скажем, начальника цеха или лаборато­рии, а третий за то же время становится предпринимателем или директором, т.е. переходит в более высокий социальный слой.

По плотности стратификационные изменения делятся на единичные и групповые. В первом случае из одного слоя в другой перемещаются единицы - отдельный инженер, врач, офицер, ра­бочий и т.п., а в другом - целая социальная группа. Такие группо­вые восхождения и нисхождения случаются чаще всего во время революций, контрреволюций или других крупных трансформаций в обществе.

Исторический опыт свидетельствует, что социальная стра­тификация может иметь различную внутреннюю структуру, вы­званную различиями в интенсивности и всеобщности горизон­тальной и вертикальной мобильности, а последние зависят от типа общества. В обществах так называемого «закрытого» типа (напри­мер, в тоталитарных системах) социальная стратификация и ее ди­намическое воплощение в социальной мобильности имеют пира­мидальную форму. В таком типе общества на верхушке стратифи­кационной иерархии находится узкий социальный слой (скажем, партгосноменклатура в СССР), а подавляющее большинство соци­альных групп - рабочие, крестьяне, интеллигенция, служащие -составляют нижние, гораздо более обширные этажи социальной пирамиды.

Общества так называемого «открытого» типа, или демокра­тические, обладают иной формой социальной стратификации -ромбовидной. Это связано с резким возрастанием в них численно­сти так называемого среднего класса, который, по некоторым под­счетам, составляет около 60 % населения США. Что касается Бе­ларуси и других стран СНГ, то в настоящее время «средний класс» включает в себя примерно 18-20 % населения, хотя по мере дви­жения общества к социально ориентированной рыночной эконо­мике он будет неуклонно возрастать, обеспечивая стабильность такого общества и его социальной структуры. В состав форми­рующегося и расширяющегося «среднего класса» в нашем совре­менном обществе входят средние и мелкие предприниматели, биз­несмены, менеджеры, научно-техническая интеллигенция и высо­коквалифицированные рабочие, которые в наибольшей мере заин­тересованы в обеспечении социально-экономической и полити­ческой стабильности, а, следовательно, стабильности и одно­временно динамичности социальной структуры.

В переходный период, в условиях кризиса, сотрясающего постсоветские общества, обычная для нормального, бескризисного социально-экономического развития субординационная взаимо­связь компонентов стратификационного процесса нарушается, в нее внедряются элементы хаоса, дестабилизации, непредсказуемо­сти. В результате происходит не столько реконструкция, т.е. пере­страивание совершенно по-новому, сколько деконструкция - раз­рушение старой, по-своему стройной, стратификационной систе­мы при неупорядоченном возникновении и развитии новой, во многом социально порочной и патологичной. Часть элементов старой стратификационной системы - рабочие, крестьяне, служа­щие, интеллигенция - сохраняется, но возникают новые стратифи-кационые слои, в том числе коррумпированные и паразитические. Основным стратифицирующим критерием в обществе становится масштаб присвоения собственности, а население все более отчет­ливо и резко стратифицируется на узкий социальный слой богатых и широкие массы бедных, даже нищенствующих, людей. В Бела­руси, в частности, две трети населения существуют на грани вы­живания и за чертой бедности, а основные богатства сосредоточи­ли в своих руках 2-3 % наиболее предприимчивых и ловких дель­цов, сумевших разными путями присвоить непомерно большую долю прежде общественной собственности, ставшей частной. Что же входит в состав действующих в современном переходном об­ществе экономических критериев стратификации?

Первое по значимости место среди этих критериев, несо­мненно, занимает владение капиталом, приносящим прибыль. Не­отъемлемые от кризисного состояния общества социально-эко­номические деформации приводят к тому, что наиболее прочным финансовым могуществом располагают ныне не те лица и группы, которые вкладывают капитал в производство, а те, кто действуют в банковской сфере, производя и воспроизводя в расширенных размерах ростовщический капитал.

Второй экономический критерий, характерный для переход­ного состояния общества, составляет причастность к процессам перераспределения общественного богатства в результате разгосу­дарствления и приватизации собственности, ее акционирования, перекупки и т.п. В результате развертывания данного сложного и противоречивого процесса наряду с частной и общественной соб­ственностью, в том числе и крупной, возникают такие виды него­сударственной собственности, как акционерная, корпоративная, кооперативная, групповая и др.

Еще одни значительным критерием стратификационной дифференциации в современном постсоветстком обществе является уровень личного дохода и потребления.

Распределение населения по различным группам, различающимся имущественным положением, может иметь следующее деление: богатые, состоятельные, обеспеченные, бедные, нищие. Эта социоструктурная иерархия, воплощающая в себе иму­щественное расслоение населения, взаимодействует с иерархиче­ской структурой, построенной по социально-статусным критери­ям. Их субординационный ряд приобретает такой вид:

1) на вершине стратификационной пирамиды находится высший слой- новая элита, в состав которой входят богатые пред­приниматели (владельцы банков, частных крупных фирм и др.), высшие должностные лица в ранге министра и выше. Это факти­чески новая буржуазия и высшая государственная бюрократия;

2) высший средний слой - средние и мелкие предпринимате­ли, директорский корпус, популярные художники, артисты, теле комментаторы, крупные ученые, владельцы частных больниц, сто­матологических кабинетов и др.;

3) средний средний слой - профессура, врачи и юристы, име­ющие частную практику, руководители отделов (служб) крупных, эффективно работающих предприятий, старшие офицеры и др.;

4) низший средний слой- учителя, линейные (рядовые) ин­женеры, работники учреждений культуры, младшие офицеры, ква­лифицированные рабочие и т.п.;

5) низший слой- малоквалифицированные рабочие, крестья­не, служащие, сержантский состав вооруженных сил и правоохра­нительных органов и др.;

6) паразитические слои - мафиозные группы, рэкетиры, гра­бители, вымогатели, участники бандитских формирований, колду­ны, гадалки, проститутки и т.п.;

1)маргинальные слои- опустившиеся на социальное дно из различных социальных групп нищие, бомжи, беженцы, вынужден­ные переселенцы, беспризорные подростки и т.п.

Кроме названных критериев стратификационной динамики в современном обществе важное значение имеют и социокультур­ные индикаторы социальной стратификации. К наиболее важным социокультурным критериям структурной дифференциации в со­временном обществе относятся:

1) этнонационалъные (дифференциация на белорусов, рус­ских, украинцев, поляков, литовцев, евреев, татар и т.п.);

2) мировоззренческие (верующие, неверующие, колеблю­щиеся между верой и неверием, атеисты);

3) религиозно-конфессиональные (православные, католики, протестанты, мусульмане и др.);

4) образовательные (лица с высшим, средним, неполным средним образованием и др.);

5) духовно-культурные (поборники народной, элитарной, мас­совой культуры, субкультуры, псевдокультуры, контркультуры);

6) идейно-политические (приверженцы либерально-демокра­тической, коммунистической, праворадикалистской идеологии и т.п.);

7) ценностноориентационные (приверженцы религиозной, внерелигиознои морали, нравственного релятивизма, аморализма и т.п.).

Эти семь индикаторов находятся в еще более сложной и противоречивой взаимосвязи как между собой, так и с каждым из стратификационных критериев прежде рассмотренных двух ие­рархий - имущественной и социально-статусной. Стоит согласиться с Е.М. Бабосовым, что упорядочить эти изменения, вывести их из хаотическо­го состояния и придать черты гармоничности возможно только на путях реализации идеи обеспечения динамичного и устойчивого развития общества, формирования в нем подлинно социального правового государства, создающего не только предпосылки, но и политические, экономические, правовые, социальные гарантии обеспечения благополучия, высокого социального и духовного развития личности в стратификационно-структурном пространстве общества.

Last modified: Tuesday, 20 March 2018, 2:30 PM